Мифы о незаконности передачи Крыма в 1954 году

'МифыЭта тема чрезвычайно мифологизирована. Многие российские политики сделали себе карьеру, отстаивая версию незаконности рассматриваемого акта. Однако, кроме их высказываний (надо отметить, довольно осторожных), есть масса анонимных текстов, содержащих откровенные фальшивки.

Нужны примеры? Пожалуйста. Вбейте в поисковик такую замечательную по своей красоте фразу, как "19 февраля 1954 года собрался президиум Верховного Совета РСФСР". И сразу тест на внимательность — что в этом предложении ложь? Правильно — 19 февраля 1954 года выносил решение президиум Верховного Совета СССР, а не РСФСР. Дьявол скрывается в деталях. Крымскую область в 1954 году передали не на основании указа президиума Верховного Совета РСФСР от 5 февраля (протокол №41), а на основании указа президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля (протокол №35). И сразу — следующая фальшивка.

Вбиваем в поисковик фразу "из 27 его членов присутствовали только 13". Как правило, за этим следуют разглагольствования на тему "кворума не было". Причем большинство решений президиума Верховного Совета СССР вообще оформлялись подписями только двух человек — председателя и его секретаря. Это касалось наградных, помилования осужденных и переименования населенных пунктов. Честно говоря, я вообще не понимаю, о кворуме какого президиума говорится в этих, большей частью анонимных, текстах, которые были столь массово растиражированы.

Если речь идет о заседании президиума Верховного Совета СССР 19 февраля 1954 года, то лично я насчитал 23 из 33 членов. Не верите? Давайте посчитаем вместе. Согласно действовавшей тогда статье 48 Конституции СССР в редакции от 8 августа 1953 года, президиум Верховного Совета СССР формировался из секретаря, председателя, 16 его заместителей по числу существовавших тогда союзных республик (включая КФССР) и 15 членов президиума ВС СССР.

Итого 33 члена, а отнюдь не 27. По протоколу №35 от 19 февраля 1954 года, из 16 заместителей присутствовали девять: М.Тарасов, М.Гречуха, Ш.Рашидов, Т.Кулатов, Н.Додхудоев, Ф.Бровко, М.Папян, А.Сарыев, С.Куусинен. А из 15 членов президиума — 12: А.Андреев, М.Багиров, М.Буденный, С.Вагапов, А.Даниялов, Я.Калнберзин, З.Лебедева, З.Муратов, М.Суслов, З.Федорова, Н.Хрущев, Н.Шверник. Более того. Открою вам страшную тайну — на самом деле на этом заседании присутствовали не 23, а 24 члена президиума из 33. Дело в том, что председатель президиума Верховного Совета Латвийской ССР К.Озолинь, одновременно являвшийся и заместителем председателя президиума Верховного Совета СССР, числился не в списке заместителей, а в числе приглашенных. Не знаю, почему этого не заметили предыдущие исследователи.

Единственный факт в оформлении этого протокола вызвал у меня удивление — почему в качестве заместителя председателя указан М.Гречуха, а не Д.Коротченко, который с 15 января 1954 занял пост председателя президиума Верховного Совета Украинской ССР, но на этом заседании был почему-то в списке приглашенных вместе с Озолинем.

Факт странный, также никем до меня не замеченный, но, тем не менее, не отменяющий законность принятого решения (об этом ниже).

Если авторы фальшивки о "13 из 27 членов" имели в виду президиум Верховного Совета РСФСР, "собравшийся" 5 февраля 1954 года, то и тут они ошиблись. По моим скромным подсчетам, в тот день присутствовали 15 из 26 членов президиума ВС РСФСР. Снова посчитаем вместе. Согласно статье 31 Конституции РСФСР 1936 года, президиум Верховного Совета РСФСР состоял из секретаря, председателя, заместителей по числу автономных республик, и 12 членов президиума. В начале 1954 года насчитывалось 12 АССР: Башкирская, Бурят-Монгольская, Дагестанская, Кабардинская, Коми, Марийская, Мордовская, Северо-Осетинская, Татарская, Удмуртская, Чувашская, Якутская. Таким образом, президиум ВС РСФСР в начале 1954 года насчитывал 26 членов, впоследствии их число увеличат до 27, дабы при голосовании не оказалось одинакового количества голосов за и против. На заседании президиума Верховного Совета РСФСР 5 февраля 1954 года присутствовали пять из 12 заместителей председателя: З.Андреева, А.Данилова, М.Селюкин, Д.Цыремпилон, П.Щербаков.

Что же касается членов президиума, то согласно протоколу №41 заседания 5 февраля 1954 года, их было восемь из 12: П.Бузина, П.Ладанов, П.Пантиков, К.Пушнова, А.Соколов, К.Степанова, В.Цветкова, М.Яснов. Таким образом, включая председателя и секретаря, присутствовало 15 из 26 членов президиума, но уж никак не "13 из 27". Вы спросите: как на такую очевидную фальшивку "из 27 его членов присутствовали только 13", распространяемую анонимно с начала 2000-х никто не обратил внимания?

Ответ есть, и он прост. Дело в том, что с приходом к власти Путина многие архивные материалы в России стали засекречивать. Например, в РГАНИ (находится в здании администрации президента на Ильинке), где содержатся материалы ЦК КПСС, заново засекретили все, что относится к сношению с зарубежными компартиями. Даже в описях их названия заклеивали.

Дело осложняется тем, что большинство материалов там давно выдают для ознакомления в виде фотопленки по несколько дел на бобине. И если вдруг на одной пленке будет хоть один документ, попавший под запрет, — доступ перекрывается сразу к нескольким делам по соседству. Но самое главное, из свободного доступа исчез так называемый архив президента Российской Федерации (АПРФ), материалами которого свободно пользовались исследователи в 90-х и ссылки на который до сих пор даются в этих отредактированных фальшивках, распространяемых в основном по Интернету.

Оригиналы упомянутых выше протоколов заседаний президиума Верховного Совета РСФСР №41 и президиума Верховного Совета СССР №35 хранились в этом таинственном исчезнувшем архиве президента РФ. Как мне удалось узнать, в настоящее время фонд, в котором они находятся, передается в РГАНИ. То есть будет доступен после очередного рассекречивания. Когда это произойдет? Вы знаете, в этом архиве есть так называемая отдельная опись с коллекцией рассекреченных дел. Увы, в большинстве своем там пополнение начала 90-х, то есть двадцатилетней давности. Словом, невелика надежда, что они станут доступны для исследователей в ближайшие десятилетия.

В связи с этим хотелось бы задать вопрос президенту Путину и министру культуры Мединскому, в ведении которого сейчас находится Росархив — почему уже более десяти лет оригиналы протоколов о передаче Крымской области недоступны для исследователей, в то время как активно распространяется искаженная информация, касающаяся их содержания?

У читателя возникнет вопрос: а где я нашел упомянутые протоколы №35 и №41 и почему могу так уверенно утверждать, что варианты, в настоящее время публикующиеся на одиозных сайтах в качестве "доказательств", — это грубые фальшивки? Все просто. Дело в том, что по разным архивам разбросано множество копий. Во время моих поисков мне не раз попадались копии решений о передаче населенных пунктов из состава Грузии и Эстонии в состав РСФСР. Они не всегда утверждались Верховным Советом СССР, не были опубликованы, а значит, их передача является незаконной. Аналогичным образом в 30-х годах из состава УССР был изъят Таганрог и мой родной город Острогожск. Словом, я нашел копии протоколов №36 и №41 в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ).

Если у кого-то еще есть сомнения в их подлинности, то я напомню, что в 1992 году эти документы, оригиналы которых хранили в недоступном ныне АПРФ, были опубликованы в первом номере журнала "Исторический Архив". Ну и, разобравшись с самыми распространенными фальшивками, пройдемся по вопросам, допускающим наиболее превратное толкование у некоторых политиков и общественных деятелей. Оставим без внимания все ритуальные пляски вокруг протокола №41 президиума Верховного Совета РСФСР от 5 февраля 1954 года — даже отмененный в 1992 году, он на общую законность передачи никак не повлиял. После него наибольшую критику вызывает решение от 19 февраля, считающееся официальной датой передачи Крымской области. Именно с этого дня делопроизводство партийных и советских органов Крымской области велось уже не от лица РСФСР и КПСС, а от лица Украинской ССР и КПУ.

Постараемся разобраться, насколько акт передачи области соответствовал положениям Конституции СССР 1936 года и Конституции РСФСР 1937 года в редакциях, актуальных на начало 1954-го. Для начала уточним, какой государственный орган в СССР имел право изменять состав республик и их границы. Статья 14 Конституции 1936 года гласила: "Ведению Союза Советских Социалистических Республик в лице его высших органов государственной власти и органов государственного управления подлежит… д) утверждение изменений границ между союзными республиками". Согласно статье 30 "Высшим органом государственной власти СССР является Верховный Совет СССР". И статья 31 гласит: "Верховный Совет СССР осуществляет все права, присвоенные Союзу Советских Социалистических Республик согласно статье 14 Конституции, поскольку они не входят, в силу Конституции, в компетенцию подотчетных Верховному Совету СССР органов СССР; президиума Верховного Совета СССР, Совета министров СССР и министерств СССР".

А поскольку мы рассматриваем передачу области из одной союзной республики в другую, то здесь имеет место изменение соответствующих статей 22 и 23 Конституции СССР, где перечислялись регионы, входящие соответственно в РСФСР и УССР. Согласно статье 146 "Изменение Конституции СССР производится лишь по решению Верховного Совета СССР, принятому большинством не менее 2/3 голосов в каждой из его палат".

То есть право изменять границы между союзными республиками и их состав было только у Верховного Совета СССР. Что и было реализовано на практике 26 апреля 1954 года с принятием "Закона о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР", который после публикации его в печати вступил в силу. Полномочия же президиума в перерыве между сессиями Верховного Совета довольно подробно описаны в статье 49 Конституции СССР. Среди 18 пунктов (от "а" до "т"), имевшихся на апрель 1954 года, не были упомянуты полномочия изменять границы союзных республик. Но вместе с этим в приведенной статье был пункт "б", согласно которому в перерывах между сессиями ВС СССР он мог издавать указы, имеющие силу закона. Как правило, большинство этих указов не требовали утверждения редко собиравшимся Верховным Советом СССР, так как не затрагивали текста Конституции.

Однако на практике, создавая новые области и переписывая количество регионов в союзных республиках, заодно давая санкцию на создание, расформирование и переименование министерств и ведомств в перерывах между сессиями Верховного Совета, президиум ВС СССР зачастую изменял текст Конституции, то есть превышал свои полномочия. Например, в конце 1953 года была образована Магаданская область, а в 1954 году по указам президиума ВС в составе РСФСР появились такие области, как Арзамасская, Балашовская, Белгородская, Каменская и Липецкая. По версии сторонников незаконности указа от 19 февраля 1954 года, появление этих областей также не является легитимным, так как нарушает статью 22 Конституции СССР, в которой был описан состав РСФСР. Кроме этого, в 1954 году в связи с упразднением Измаильской области, появлением новой Черкасской и переименованием Каменец-Подольской области в Хмельницкую соответствующими указами президиума ВС СССР была нарушена статья 23, где описывался административно-территориальный состав УССР.

То есть в силу тех или иных текущих нужд на практике в перерывах между сессиями Верховного Совета президиум все же принимал решения об изменении территориального деления де-факто, а де-юре это уже оформлялось Верховным Советом СССР. В нашем случае — в апреле 1954 года на первой сессии ВС СССР четвертого созыва. Словом, указ от 19 февраля 1954 года был, конечно же, незаконен, как и упомянутые выше, но только в течение двух месяцев, то есть между публикацией его текста 27 февраля и появлением в прессе 28 апреля 1954 года "Закона о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР".

И последний вопрос, на котором еще настаивают сторонники версии о незаконности передачи области. Якобы она осуществилась вопреки положениям Конституции РСФСР 1937 года. Однако вынужден с ними тоже не согласиться. Согласно тексту статьи 13 российской Конституции "РСФСР обеспечивает за СССР в лице его высших органов власти и органов государственного управления права, определенные статьей 14 Конституции СССР". Под этими правами в приведенном выше пункте "д" статьи 14 подразумевается "утверждение изменений границ между союзными республиками". То есть права на передачу собственных территорий РСФСР не имела — она передала это право СССР. Тем не менее Россия могла давать свое согласие на изменение ее границ или административно-территориального состава. Более того, без ее согласия такая передача была бы невозможна. Это право обеспечивалось статьей 18 Конституции СССР: "Территория союзных республик не может быть изменяема без их согласия", а также статьей 16 Конституции РФ: "Территория РСФСР не может быть изменяема без согласия РСФСР".

Таким образом, остается разрешить только один вопрос — реализовала ли на практике РСФСР право дать или не дать согласие на изменение ее границ? И, главное, какой орган имел полномочия на это? По мнению С Бабурина, согласие на передачу территорий в состав другой республики можно было дать только в результате референдума. Однако права и законные рамки действия референдума не были описаны в Конституции вообще, кроме упоминания в статье 33 о том, что президиум Верховного Совета РСФСР мог его проводить.

Ответ на вопрос об органе, который имеет полномочия давать или не давать согласие на изменение границ, дает нам статья 22 российской Конституции: "Высшим органом государственной власти РСФСР является Верховный Совет РСФСР". Более того, согласно статье 24 "Верховный Совет РСФСР является единственным законодательным органом РСФСР". И наиболее полный и исчерпывающий ответ содержится в статье 151, которая гласит, что изменение Конституции (где в статье 14 Крымская область фигурирует как российская территория) возможно только решением Верховного Совета РСФСР, принятым большинством "не менее двух третей голосов". Таким образом, изменение статьи 14 Конституции РСФСР и удаление из нее Крымской области можно расценивать как полученное согласие на передачу этого региона в другую союзную республику.

Это и было осуществлено на практике 2 июня 1954 года на ближайшей пятой сессии Верховного Совета РСФСР третьего созыва, когда делегаты единогласно проголосовали за приведение российской Конституции в соответствие с общесоюзной. После того, как закон "О внесении изменений и дополнений в статью 14 Конституции (Основного Закона) РСФСР" был опубликован, все вопросы, касающиеся законности оформления передачи Крымской области с точки зрения советского законодательства, были закрыты. Остается только добавить, что я также проверял оформление получения согласия РСФСР на изменение границ в имевшем место до этого прецеденте в рамках действовавших проанализированных нами конституций — передаче Карельской АССР в состав Карело-Финской ССР в 1940 году. Как оказалось, был использован тот же механизм. Необходимое согласие на изменение границ и состава административно-территориального деления было получено изменением статьи 14 Конституции на третьей сессии Верховного Совета РСФСР первого созыва 2 июня 1940 года.

Таким образом, на основании изученных документов не остается никаких сомнений в законности правового оформления передачи Крымского полуострова из состава РСФСР в состав Украинской ССР в 1954 году.

ZN.UAвсе для dle
  • Автор: Rimlyanin
  • 14 января 2013
  • Посмотрели: 1 842
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.