Зачем власть уничтожает украинскую армию

'ЗачемРешение о "реформе" армии было принято импульсно, одновременно со сменой правительства.

Заявление нового министра обороны Павла Лебедева о переходе украинской армии на контрактную основу уже в 2013 году стало неожиданностью не только для широкой общественности, но и для генералитета.

На первый взгляд, может создаться впечатление, что наконец-то власть перешла от популистских деклараций о необходимости укрепления обороноспособности страны к практической реализации реформы национальных Вооруженных сил.

Особо привлекательно этот шаг выглядит накануне предстоящих в 2015 году президентских выборов. Идея о прекращении призыва на срочную службу молодежи очень популярна среди женщин-матерей, имеющих взрослых сыновей.

Однако даже поверхностный анализ деятельности власти за последние три года свидетельствует, что красивыми лозунгами и словами она всегда маскировала далеко не благовидные цели.

Есть основания допускать, что не являются исключением и озвученные Лебедевым намерения уже в 2013 году перевести украинскую армию на профессиональную основу.

МЧС как источник доходов

ЭП уже писала, что назначение министром обороны бывшего военного финансиста и приближенного к Леониду Юрушеву бизнесмена может быть связано с запросом "Семьи".

Автор допускал, что она заинтересована поучаствовать в приватизации предприятий оборонного комплекса, продаже излишков военного имущества и военной техники, реализации высвобождаемых после завершения инвентаризации Черноморским флотом РФ земель и недвижимости в Крыму.

Также "Семья" может захотеть взять под контроль часть финансовых потоков от оборонных заказов Украины и России по ремонту вооружения.

Однако куда интереснее другой, более опасный с точки зрения национальной безопасности, аспект "реформирования" Вооруженных сил. Это перевод их на контрактную основу и объединение с Госслужбой по чрезвычайным ситуациям.

Нельзя не отметить уникальность с точки зрения мировой практики попытки объединить армию и подразделения пожарников. Ведь главная функция армии - предотвращение внешних угроз, а МЧС должно решать внутренние задачи.

Как можно создать подобный симбиоз? Самым логичным является допущение, что власть хочет поставить под единый контроль финансы этих ведомств.

МЧС является не менее лакомым куском, чем материальные "залежи" и деньги Минобороны. В госбюджете на 2013 год на потребности МЧС запланировано направить 5,7 млрд грн.

Кроме того, ведомство по чрезвычайным ситуациям участвует в освоении средств, выделяемых целевым порядком Верховной радой и Кабмином на ликвидацию последствий стихийных бедствий и техногенных катастроф в стране.

Например, в 2008 году на ликвидацию последствий очередного наводнения в Закарпатье было направлено 2,27 млрд грн из бюджета.

Проконтролировать эффективность их использования практически невозможно, равно как и использование ежегодно выделяемых ассигнований.

Руководству ведомства по чрезвычайным ситуациям подчинена Администрация чернобыльской зоны отчуждения. А на ее содержание госбюджет ежегодно тратит около 800 млн грн.

Нельзя не вспомнить и строительство нового саркофага над ЧАЭС, на которое западные страны собрали почти 1 млрд евро. Им тоже занимается МЧС.

Поэтому можно не сомневаться, что нынешний министр обороны - чрезвычайных ситуаций как подлинный профессионал в финансах сумеет правильно распорядиться этими деньгами. И не исключено, что финансовые потоки будут перенаправлены в сторону, указанную "Семьей".

Угрозы внеблокового статуса

Однако материальные аспекты объединения армии и МЧС - лишь "цветочки" по сравнению с теми угрозами безопасности страны, которые несет это так называемое реформирование.

Если верить словам нового министра обороны, в течение ближайших нескольких лет армию планируется сократить со 182 тыс человек (из них 139 тыс военнослужащих) до 100 тыс (72 тыс военнослужащих).

Сейчас в армии 55 тыс контрактников, 43 тыс солдат и сержантов срочной службы. В нее вольются 15 тыс МЧС-ников и пожарников.

Чисто арифметически - и сокращать никого не нужно. Достаточно дождаться, когда кончится срок срочной службы призыва осени 2012 года. Но это если рассуждать арифметически. А если смотреть геополитически, то получается следующая безрадостная картина.

После избрания президентом Виктора Януковича в 2010 году власть отказалась от курса на вступление в НАТО и провозгласила внеблоковость государства.

Однако этот статус, требующий готовности отражения потенциальной агрессии с любой стороны, предполагает большую численность армии и, соответственно, финансирования на ее содержание и техническое оснащение.

Либо же, как минимум, перевод этой армии на совершенно иную ступень боеготовности, что подразумевает исключительно высокие затраты на техническое переоснащение и внедрение новых методов ведения боя.

Чтобы более-менее объективно оценить, насколько сегодняшняя и завтрашняя (после сокращения) численность Вооруженных сил Украины соответствует задачам обеспечения надежной обороноспособности страны, необходимо сравнить ее с численностью армий европейских стран, которые также приняли оборонную доктрину и придерживаются внеблокового и нейтрального статуса.

Швейцария при площади 41 284 кв км и населении 7,7 млн человек сохраняет всеобщую воинскую обязанность и имеет армию постоянной численностью 22 тыс военнослужащих, из них 9 тыс кадровых офицеров.

Австрия при площади 83 871 кв км и населении 8,4 млн человек - 41 тыс военнослужащих, из них 19 тыс кадровых офицеров.

Финляндия, имея площадь 338 430 кв км и население 5,42 млн человек, содержит 16 800 военнослужащих, из них 8,5 тыс кадровых офицеров.

Если взять усредненный коэффициент отношений численности армий к площади страны и количеству населения, то в Швейцарии оно составляет 1,69, Австрии - 1,89, Финляндии - 1,58, Украины - 1,64 сейчас и 0,85 - с учетом вливания пожарников - после планируемого сокращения.

Если провести связь между потенциальными угрозами чрезмерного сокращения численности кадрового состава украинской армии и качественной стороной возможных последствий провозглашенной Януковичем и Лебедевым "реформы" Вооруженных сил, можно прийти к неутешительным выводам.

Армия станет меньше, и она по-прежнему останется недофинансируемой.

'ЗачемОпасности дешевой армии

На финансовой стороне вопроса стоит остановиться подробнее.

Военные бюджеты армий Швейцарии и Финляндии составляют 3 млрд дол и 2,78 млрд евро. В Украине на нужды военного ведомства в 2013 году запланированы расходы в размере 15,7 млрд грн или 1,96 млрд. дол.

То есть финансовые возможности отечественных Вооруженных сил по обновлению вооружения и обеспечению материальным довольствием личного состава в 1,4-2,1 раза меньше, чем у двух названных европейских стран.

А ведь Швейцария и Финляндия значительно уступают Украине по площади территории, числу населения и количеству единиц крупных энергетических и промышленных объектов, требующих постоянного военного прикрытия.

Также эти две страны имеют утвердившийся за несколько десятилетий международный статус внеблоковых и нейтральных стран.

Кроме того, у них отсутствуют такие потенциальные угрозы, как территориальные претензии реваншистских сил Румынии в отношении украинской Буковины, Венгрии - к Закарпатью, России - к Крыму. Не исключен и сценарий создания очагов военных конфликтов по типу гражданской войны в том же Крыму.

В мировой практике военного строительства есть такая проверенная столетиями закономерность: недостатки материально-технического оснащения национальных Вооруженных сил можно компенсировать только увеличением их численности.

Единственным вариантом при таком подходе может быть комплектование армии на основе всеобщей воинской обязанности. Классические примеры - армия СССР в период противостояния с НАТО и сегодняшняя Китайская народная армия.

Кроме того, на качественные возможности боевого потенциала Вооруженных сил влияет их структурирование по родам и видам.

Смогут ли прикрыть Украину вечно обделенные Воздушные силы?

В армиях Швейцарии, Австрии и Финляндии 70-75% офицерского состава приходится на авиацию, противовоздушную оборону и флот (только у Финляндии).

Воздушные силы Украины, с 2004 года объединившие военную авиацию и войска противовоздушной обороны, насчитывают 47 тыс человек, из которых 33 тыс офицеров и прапорщиков, 8 тыс солдат срочной службы и 6 тыс гражданских.

Военно-морские силы - около 15 тыс человек, из которых 7 тыс офицеров и мичманов, 6 тыс матросов и старшин срочной службы, 2 тыс гражданских лиц.

То есть соотношение численности кадровых военных технических родов войск к сухопутным в Украине примерно один к трем, тогда как в армиях Швейцарии и Финляндии - три к одному, в Австрии - два к одному. После планируемого пропорционального сокращения всех родов оно, по всей видимости, сохранится.

Если до сих пор армия Украины еще способна прикрывать 3 500 объектов стратегического назначения, то после сокращения - не сможет.

Плюсы и минусы гибрида

Сказать, что нет вообще никакой логики в намерениях власти присоединить к армии подразделения МЧС и пожарников, конечно же, нельзя.

Во-первых, личный состав Вооруженных сил любой страны всегда привлекался и будет привлекаться для ликвидации последствий разрушительных природных (наводнений, землетрясений) и техногенных катастроф.

Во-вторых, армия имеет большое количество инженерной и другой техники, которую можно использовать для этих целей.

Однако формальное объединение военных, МЧС-ников и пожарников в рамках одного министерства несет большие угрозы для обороноспособности страны.

С одной стороны, разноплановость систем управления каждого из этих ведомств резко снизит способность Генерального штаба по приведению Вооруженных сил в боеготовность в час "Ч".

С другой стороны, регулярное использование военной техники приведет ее к быстрому изнашиванию. А при нынешней экономической ситуации возможностей у государства по ее замене на новую нет.

Почему Швейцария, Австрия и Финляндия не отказываются от призыва?

Даже сугубо оборонные угрозы, которое влекут за собой сокращение численности Вооруженных сил и полный их перевод на контрактную основу, не являются самыми главными. Более опасны по сравнению с ними общественные последствия провозглашенной властью "реформы" армии.

Построение Вооруженных сил Швейцарии, Австрии и Финляндии на основе всеобщей воинской обязанности и наличие у них развитой системы подготовки резервистов на плановых сборах позволяет им достигать эффективности.

Во-первых, это дает им возможность при возникновении реальной военной угрозы увеличить численность армий до 250-350 тыс в течение первых часов мобилизационного развертывания и еще 1,2-1,7 млн - в течение первых суток.

Во-вторых, соблюдается принцип "единства армии и народа", а это один из гарантов сохранения демократического строя в стране.

Неудивительно, что на проводившихся в Швейцарии, Финляндии и Австрии референдумах о переводе армии на профессиональную основу население этих стран высказалось за сохранение всеобщей воинской обязанности. Последний такой референдум состоялся в Австрии 20 января 2013 года.

В-третьих, сохранение в армиях Швейцарии, Австрии и Финляндии всеобщей воинской обязанности служит средством повышения гендерной пассионарности мужского населения - мужчины становятся и остаются мужчинами.

Зачисленные в армии этих стран призывники ведут довольно интересный образ жизни. Они учатся стрелять, участвуют в военных маневрах, занимаются борьбой, регулярно посещают бассейн, тренажерный зал, пользуются интернетом, ездят домой на выходные, встречаются с друзьями, то есть не выпадают из жизни.

Призывники ценят армию за то, что здесь сближаются люди из разных слоев населения, налаживаются дружеские связи. Для них армия - это впечатления о настоящей мужской профессии и товариществе, которые никогда не забудутся. В Украине с традициями дедовщины, правда, эти вещи звучат как издевка.

Более того, в Швейцарии, например, военная подготовка не дает военным никаких льгот. Резервистам страны приходится совмещать свою постоянную работу или учебу с ежегодными военными сборами.

Во время службы солдаты в Швейцарии часто получают значительно меньшую зарплату, чем на своей основной работе. Так что несение военной службы в Швейцарии вряд ли можно сравнить с отдыхом на курорте.

'ЗачемДуховная маргинализация армии

Отказ украинской власти от всеобщей воинской обязанности и переход армии на контрактный набор, в условиях экономического кризиса и огромного недофинансирования оборонных потребностей страны приведет к духовной маргинализации национальных Вооруженных сил.

Исторический опыт говорит, что личный состав наемно-контрактных армий всегда был менее патриотичен, чем набранный по призыву, и антинароден в плане использования его властью для подавления протестных возмущений в обществе.

Кроме того, как утверждают эксперты, сейчас на содержание одного солдата срочной службы государство тратит 1 200 грн в месяц. Контрактник получает те же 1 200 гривен в месяц, плюс схожая сумма тратится на его содержание. Даже при таком раскладе это в разы меньше, чем в Вооруженных силах западных стран.

Поднять довольствие контрактников в результате запланированного сокращения численности украинской армии более чем в 1,5-2 раза власть по экономическим причинам не сможет. Значит, в армию пойдут служить не по патриотическим, профессиональным или гендерным мотивам, а из-за безнадеги.

А если учесть, что и офицерский состав по своему денежному содержанию и квартирному обеспечению находится не в лучшем состоянии, говорить о какой-то боеспособности украинской армии вообще не приходится.

Таким образом, сокращение количества служащих при прежних объемах финансирования следует называть не реформой, а экономией.

При таком положении Вооруженные силы Украины трансформируются из инструмента защиты страны от внешних военных угроз в еще одно ведомство, которое существует потому, что оно должно существовать.

Армия и полиция режима Януковича

Дальнейшее ослабление армии имеет один аспект: Вооруженные силы перестанут быть реальным противовесом внутренним войскам и спецслужбам.

Сравнение численности армии с численностью правоохранительных органов показывает, что власть абсолютно не беспокоит обороноспособность государства. Ее тревожит только собственная безопасность.

Внутренние войска МВД сейчас насчитывают 33,3 тыс военнослужащих, Пограничные войска - 50 тыс, милиция - 240,2 тыс, СБУ - 41,75 тыс.

Сопоставление суммарной численности правоохранительных органов - 324,4 тыс - и Вооруженных сил после сокращения - 100 тыс вместе с гражданскими, доведение последних до недееспособного состояния свидетельствует, что Украину превращают в полицейское государство компрадорской направленности.

Режим Януковича боится армии, комплектуемой на основе всеобщей воинской обязанности. Ведь в ней ежегодно 40 тыс украинских парней худо-бедно учатся владеть оружием, привыкают к воинскому братству, оставаясь частью народа.

Следовательно, после увольнения они могут стать инсургентами, способными оказать власти организованное вооруженное сопротивление. Сыграть роль, которую сыграли "афганцы" во времена перестройки.

За последние три года бюджет управления государственной охраны, обеспечивающего безопасность первых лиц украинского государства, вырос на 75% - со 191 млн грн до 334 млн грн. Причем этот процесс идет по восходящей.

Личных охранников президента Украины стало около 170 (Леонида Кучму охраняло 40 чел), а в районе Межигорья, где проживает Янукович, размещена мобильная огневая группа противовоздушной обороны.

Средство защиты режима от населения

Не возникнет ли тут иная крайность? Если судить по количеству сопровождающей президента на публичных мероприятиях охране и верить источникам из компетентных органов, то Виктор Янукович, его "Семья" и приближенные олигархи боятся не только призывной армии, но уже и правоохранительных органов.

Чтобы обеспечить себе более надежную охрану, они решили сформировать собственные частные армии. Под шумок "дела Мазурка" послушное президенту парламентское большинство приняло закон об охранной деятельности.

Теперь охранные фирмы с лицензией смогут выдавать своим сотрудникам травматическое оружие и спецсредства - наручники, дубинки, газовые баллончики. Также у них появится право на использование служебных собак.

Наиболее мощные фирмы, напоминающие маленькие армии, охраняют крупных бизнесменов. Они способны обеспечить высокий уровень оплаты, который гарантирует преданность сотрудников охранных фирм их главным клиентам.

Власть уничтожает армию интуитивно

Изложенные выше факты говорят об одном: власть уничтожает украинскую армию. Возникает закономерный вопрос: насколько сознательно это происходит? Автор статьи не является сторонником "теории заговоров", поэтому стоит проанализировать некоторые действия власти.

В июне 2012 года указом президента была введена в действие новая редакция Военной доктрины Украины. В ней нет никаких намеков на сокращение Вооруженных сил и их перевод на контрактную основу в 2013 году.

Летом 2012 года тогдашний министр обороны Дмитрий Саламатин в одном из публичных выступлений заявил, что полный перевод армии на контрактную основу планируется завершить к 2017 году.

Накануне парламентских выборов начальник Генерального штаба ВСУ генерал-лейтенант Владимир Замана сказал, что этот процесс завершится к 2014 году.

24 декабря 2012 года заместитель начальника Департамента управления спасательными силами МЧС Николай Чечеткин пояснял, что "министерство реорганизовывается в службу и будет выполнять те же задания".

И вот уже 29 декабря 2012 года президент объявил, что МЧС вливается в Министерство обороны. Это событие совпало с полной сменой правительства и окончательным креном Кабмина в сторону "Семьи".

Перечисленные заявления свидетельствуют, что "Семья" уничтожает украинскую армию не планово, а интуитивно и импульсивно, по мере смены вектора ее интересов, обострения социально-экономической ситуации в стране и нарастания страха перед собственным населением.

Не слишком ли дорого Украине обойдется импульсное решение президента?

Владимир Ларцев, полковник в отставке, сотрудник Центра оперативно-стратегических исследований в 1992-1994 годах, участник разработки первой Военной доктрины Украины для Економічна Правдавсе для dle
  • Автор: Rimlyanin
  • 7 февраля 2013
  • Посмотрели: 1 675
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.